(Russian) ТОВАРИЩ МАЛЕВИЧ, ТЕБЕ.

К. С. Малевич Белое на белом. 1918, холст, масло. 79,4 × 79,4 см. Нью-Йоркский музей современного искусства, Нью-Йорк.

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Бегу белым снегом, зима, метель. Не просто идет снег, и ты смотришь на легкие снежинки, вьющиеся с неба. Нет, всматриваешься в метель, а снег слепит глаза и еле-еле разбираешь дорогу, которую стремительно заметает. Бежишь вперед, туда, где нет линий лесов, перелесков, стертой графики деревень вдали.

Где просто гладь, где сплошное белое. Туда, к соседнему полю, к этой белой широкой ладони под небом, туда, где небо опирается на эту ладонь. Добежишь до поля и смотришь, смотришь в метельную даль, ища линию горизонта. Ее не видно, она исчезла под порывами снега.

Какое счастье стоять, смотреть в это невещественное пространство, летящее и бесконечное. На единую плоскость неба и земли, на эту белую свободу, на белый квадрат Малевича.

White on White (Malevich, 1918)

Малевич, «Белый квадрат», белая живопись, Супрематизм 1918-1927.

Пространственная свобода появилась в его Супрематических композициях двадцатых годов и перешла во второй Крестьянский цикл. Эти белые на белом кресты, плоскости или целиком белая плоскость — это космос, переход в новую вселенную без границ, со вселенскими возможностям для человека.

Особенно в этих Белых работах, в этой абстракции, ощущается православие России, ее основа, выраженная совсем другим языком. Белые пространства с крестом, святящимся, еле видимым — может это Вознесение самой России. Это, конечно, не желание заменить икону, но размышления о России с точки зрения православия, выражение христианских чувств вселенского масштаба.
И не надо забывать о православии, о христианской вере в народе, которая никуда не ушла ни в городе, ни, особенно, в деревне 20-х , 30-х годов, о том, что и сам Малевич был крещенным, как и все русские люди того поколения, делавшие революцию.

Замечаешь за собой, что когда пишешь о Малевиче, просто испытываешь потребность писать лаконичнее и скупее в словах, находишься под влиянием его простого, емкого в выразительности, Супрематизма. Несмотря на то, что сам Малевич писал многословно и сложно выражался, его словесная форма совершенно не соответствует содержанию его живописи, а пожалуй, соответствует набатный Маяковский.

«Белый супрематический крест» (также «Белый крест на сером фоне», «Супрематизм»). К. С. Малевич. 1920—1927 гг. холст, масло. 88 × 68,5 см.

«Белый супрематический крест» (также «Белый крест на сером фоне», «Супрематизм»). К. С. Малевич.
1920—1927 гг.
холст, масло. 88 × 68,5 см.

И вот в искусство Малевича ворвалось открытое им пространство, космос, динамика полета. Кажется, что появилось другое измерение, что это не просто одноплановый лист бумаги, а Прорыв.

До этого был первый крестьянский цикл двадцатых годов, ода труду, жизни в деревне. Забитость формами, плотная, без роздыха, компоновка плоскости. Большие массы, однако нет еще монументальности, которая придет в дальнейшем. Другой язык, переходный. А еще раньше и совсем другая живопись, в которой прослеживается влияние различных художественных течений и еще большая многословность, композиционная забитость.

«Супрематизм». К. С. Малевич. 1917-1918.

Наконец все старое отброшено, пришел Космический Супрематизм полета, движение, ощущение нового — Весна Революции. Как понять революцию? Смотреть Малевича, увидеть его переживание времени. Его творчество — как полет Гагарина, знаковое явление для страны и всего Мира.

Второй Крестьянский цикл. Пространственно реалистичен, идет от абстрактного Супрематизма. Композиции горизонтальных плоскостей, плоскостей динамических, свободное пространственное заполнение. Такую свободу, неповторимость композиций можно увидеть в северных деревнях, в рядах улиц. Диагонали поверхностей крыш высоких домов, низких амбаров, длинных дворов, их ритмические композиции на контрасте с горизонтальными ритмами, плоскостями.

Непередаваемая музыка деревянного зодчества, кажется, нашла свой отклик в цветных ритмах у Малевича, привязанного к деревенской жизни.

Avatar
Художник. Золотая Медаль Академии Художеств России, Серебряная Медаль Академии Художеств России.
http://tolstikova.com/

All materials by this author