Набережная Вологды

Эксперты о набережной и состоянии наследия в Вологде

Text by:

В Вологде продолжается бетонирование набережной, несмотря на протесты местных жителей — горожан, профессионалов, и сознательной части архитектурного сообщества страны. Эта дикая, по своей сути, ситуация сложилась достаточно давно, но в этом году проявила себя во всей своей отвратительной красе. Мы много писали о Русском Севере, и о Вологде в частности (см. журнал «Anastasis.Север». Кошмарное состояние наследия (за исключением нескольких положительных примеров) — на лицо. В контексте многолетнего уничтожения исторического города местной властью (ее бездействием) и бизнесом, постоянных пожаров, в которых горят красивейшие деревянные дома, эта ситуация с набережной — просто очередной гвоздь в гроб исторического наследия жемчужины русской северной культуры — Вологды.

Набережная в Вологде Набережная в Вологде, фотография Творогова А. Е.

Мы попросили прокомментировать сложившуюся ситуацию в городе Вологде основных экспертов по сохранению наследия и активистов, борющихся за сохранение исторического города.

Бетонирование набережной р. Вологды. Бетонирование набережной р. Вологды.

Михаил Исаевич Мильчик (кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник НИИТИАГ, заместитель председателя Совета по сохранению культурного наследия при Правительстве С. Петербурга, Петербурга, член Союза архитекторов России, Научно-методического Совета МК РФ, Президиумов Петербургского и Ленинградского областного отделений ВООПИиК, аттестованный эксперт МК РФ):
Может быть, Вы знаете, что в далеком 72-м году в журнале «Север», я вместе с Ю. С. Ушаковым и В. С. Баниге опубликовал статью «Какой быть Вологде?», в которой рассматривался тогда новый, а теперь уже старый, если не сказать старинный генплан, обрекавший Ваш даже по меркам России, уникальный город на уничтожение. К большому сожалению, это в значительной мере и произошло. У меня есть снимки полного сноса деревянной застройки по пр. Мира.

Конечно же, береговые склоны — неотъемлемая часть исторической панорамы города и они являются важной частью городского ландшафта. Как их защитить? Прежде всего, нужно узнать, существует ли утвержденный, т. е. вступивший в законную силу проект зон охраны исторического центра? Если да, то входят ли береговые склоны в ЗОЛ (зону охраняемого ландшафта)? По идее и здравому смыслу входить должны, а режим ЗОЛ достаточно строгий: в этой зоне не может быть никакого нового строительства. В таком случае нужно срочно обращаться в прокуратуру и подавать в суд. У нас в Петербурге, как правило, по всяким нарушениям в историческом центре идет 3–4 процесса одновременно (обычно против КГИОП) и многие, как Вам не покажется удивительным, оканчиваются в пользу исцов (последний успех касался проекта реконструкции дворов Русского музея). Ну и, конечно, широкие выступления в СМИ, пикеты перед администрацией, митинги (пример — борьба за сохранение сквера в Екатеринбурге, о чем знает вся страна).

Кстати, надо узнать, прошел ли проект историко-культурную экспертизу (однако она проводится тогда, когда речь идет об объекте культурного наследия) и, если она была положительной, то важно обнародовать имена их авторов и обратиться в Минкультуру с просьбой о лишении аттестации этих горе-экспертов.

Значительно труднее отстоять берега, если нет проекта охранных зон, т. е. ограничительного режима или же он не утвержден. Тогда обращение в суд ничего не даст и остаются лишь формы общественного давления на власть.

Заставить местных чиновников работать на благо горожан и самого города, его подлинных, а не мнимых ценностей, можно только широкими выступлениями общественности и освещением этих выступлений в прессе, привлечением независимых экспертов и т. д.

Бетонирование набережной р. Вологды. Бетонирование набережной р. Вологды.

Александр Александрович Рыбаков (доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель искусств РФ, Почётный гражданин города Вологды):
Судьбы исторического архитектурно-художественного наследия и ландшафта Вологды мало чем отличаются от ситуации в этой сфере в других исторических городах нынешней России. Новое время, новые люди, новый функционал областной столицы с неумолимой необходимостью вытесняют проблемы сохранения исторической идентичности города за рамки приоритетного внимания городского общества и городских властей и требуют внесения новых ценностных вех в его исторически сложившийся образ. В 1970-е годы я был одним из активных специалистов Вологды, выступавших за сохранение города как уникального памятника отечественного градостроительства с относительно хорошо сохранившейся самобытной деревянной застройкой.

Мы выявили тогда более 2000 зданий, имеющих историко-художественную ценность и градообразующее значение. Наши предложения по их сохранению и регенерации были представлены городским властям и даже были внесены в историко-градостроительную подоснову нового генерального плана Вологды. Но последующие события в стране внесли в реальную жизнь города свои жесткие коррективы. Тем не менее, многие из наших инициатив оказались вполне жизнеспособными. Так, сохраняются и реставрируются отдельные фрагменты исторической деревянной застройки на улицах Герцена, Октябрьской, Чернышевского, Гоголя, Кирова, Засодимского, Ленинградской и др. Сохраняются и восстанавливаются храмы и колокольни как важные реперы исторической градостроительной системы.

Как ни удивительно, иногда сохранению уникальных памятников архитектуры мешает принятое в нашей государственной службе охраны исторического наследия разделение памятников на имеющие федеральное, региональное и местное значение. В результате ряд ценных памятников архитектуры федерального значения в Вологде заброшены, запустели и не используются, со дня на день могут погибнуть. Местные власти спокойно говорят, что они не в их юрисдикции, а федеральные чиновники к судьбам наследия русской провинции равнодушны.

Такая печальная участь постигла единственный сохранившийся в Вологде деревянный дом XVIII века, принадлежавший историку А. А. Засецкому (на углу проспекта Победы и Ленинградской ул., воспроизведение проекта Леблона для Путевого дворца Петра I в Стрельне), уникальный по архитектурному декору и планировке деревянный же дом мастера иконописных и иконостасных дел Шахова (ул. Воровского), памятник архитектуры XVII–XVIII веков церковь Николы Золотые кресты (ул. Бурмагиных), архитектурный комплекс «кирпичного стиля» XIX в. Александровских Красных казарм (ул. Чернышевского) и др. Что же касается памятников местного значения, то с ними вообще мало кто считается, они с лёгкостью сносятся, перестраиваются или горят.

Относительно берегоукрепления в русле реки Вологды могу подтвердить, что такие работы действительно необходимы. Они нужны прежде всего на тех участках русла, где течением реки подмываются её берега и возникает опасность повреждения находящихся здесь зданий, часто являющихся ценными памятниками архитектуры. Такие аварийные участки имеются по правому берегу реки в районе Софийской набережной и по левому берегу на набережной 6-й Армии у церквей Сретенской, Дмитрия Прилуцкого на Наволоке и Андрея Первозванного. Но при этом не следует равняться на Москву и Санкт-Петербург, и одевать набережные в бетон и гранит. В исторической части города на берегах реки Вологды хорошо сохранилась старинная застройка XVI–XIX веков, которая всегда существовала в естественном и гармоничном для неё обрамлении зеленых берегов, поросших ивняком и луговыми травами и цветами. Эту ценную гармонию исторического городского ландшафта необходимо беречь, поддерживать и сохранять.

Наблюдаемое ныне в Вологде противостояние энтузиастов сохранения исторического наследия, исторической градостроительной среды и ландшафта с городской чиновной администрацией имеет давнюю традицию и ведётся с ХIХ столетия. В данном случае оно может быть легко снято работой компетентной правительственной комиссии, инициированной Министерством культуры России, с участием соответствующих научных учреждений и ведущих специалистов в этой области. Вопрос лишь в том, возможно ли дождаться такой инициативы от нашего Минкульта.

Бетонирование набережной р. Вологды. Бетонирование набережной р. Вологды.

Ольга Георгиевна Севан (кандидат архитектуры, заслуженный работник культуры Российской Федерации, президент Российского Комитета ЕКОВАСТ):
Я приезжала в Вологду начиная с 68-го года, и что удивительно: каждый раз приезжая туда, работая по своду памятников, или в связи с проектированием музея в Семенково, каждый раз можно было ходить по городу и восхищаться деревянной архитектурой и набережной, которая была зеленая, была таким красивым общественным явлением в этом городе. Вообще город уникальный. Но то, что происходило за последние годы, как уничтожалась деревянная архитектура, а теперь еще и уничтожена набережная, которая стала каким-то монстром в структуре исторического города…

Меня удивляет только вот что: губернатор, который, наверно, получил где-то образование, как он может так говорить о профессионалах!? Как можно ставить их ниже плинтуса, опускать, и не обращать внимания на то, что они говорят!? (Тут имеется в виду фраза губернатора о «10% диванных экспертов», — прим. ред.)

Думаю, что надо вернуться к проекту, надо восстановить зеленую набережную, чтобы люди могли радоваться, находясь там, а не находиться в бетонных джунглях, потому что бетон ничего хорошего не несет. Это очень важно не только для местных жителей, но и для туристов, в которых город заинтересован, как и вся область.

Бетонирование набережной р. Вологды. Бетонирование набережной р. Вологды.

Ольга Леонидовна Толстикова (художник, общественный деятель):
Зеленый берег реки Вологды, из которого растет, устремляется в небо белый храм Софии. Великая православная сила своей мощью веками укрепляет наш дух. От этой точки опоры начинается отсчет всей вологодской земли. А вдали, по берегу вольной реки, все белые  жемчужины храмов, опоясывают Вологду.

Этот мягкий зеленый склон, по которому так и хочется сбежать босиком к реке, к песочку, прикоснуться к воде. Почувствовать землю. Землю, которой не так много осталось в наших городах, спрятанных под асфальтом.
Берег, бережок – это ведь Россия. Река, белые храмы, синее небо, сизые деревянные дома, их солнечный запах. Вологда, твоя земная и небесная красота.
Что осталось от этой русской пасторали патриархального города? Немного, не уберегли. Уничтожено безразличием, жадностью, жестокостью, безверием. Деревянную Вологду сожгли. Только по крупицам можно теперь представить, какой был раньше великий и в то же время, тихий, уютный и камерный, милый город Вологда. И река теперь страшно обмелела, давно уже перестала быть судоходной, а что будет с ней лет через двадцать, не останется ли только русло?

Cожжённые деревянные дома, черные, блестящие головешки, и — только одинокие скорбные протесты. Никто не наказан за годы этого святотатства. Никогда не бились, не отстаивали, не роптали, все сносили и только жалость в сердцах, только “крепостничество” в душах.

И вот теперь люди вышли на защиту родного Берега, Бережочка, спасать свою землю, свою Соборную горку, с которой радостно катаются зимой все дети города и эта их горка детства под Софией, как под православной защитой. Они невольно, в этой среде, впитывают христианский дух.
Ведь это удивительно, просто как чудо возгорелось в душах — то, что начали защищать свое, родное. Женщины, матери. И от кого, от своего же губернатора, от мэра, чиновников. И что самое горькое — от Вологодской Епархии, как пишут в Вологда-Во. «Протоиерей Николай Булеков из вологодского храма на набережной выступил в защиту бетона. Шокированные его словами вологжане пишут об этом в соцсетях.

«В бой за бетон на набережной вступила Вологодская Епархия.
Аргументы все те же — „деклассированные элементы“ в кустах (и это звучит из уст представителя духовенства!).  К слову, новостной сайт администрации города весьма вольно поменял прямую речь протоиерея — вообще-то он сказал „люди с низкой социальной ответственностью, бомжи и бездомные“. Там же несколько церквей на набережной, не дай бог эти бомжи и бездомные начнут вылезать из кустов и ползти к вратам церквей» — пишут в сети.

На Вологодчине, когда администрация города еще недавно финансировала и проводила «Банные ассамблеи», а попросту развратные пьянки — «Дни коня» и тому подобные мероприятия, которые вдохновенно организовывал писатель, воспевающий и пропагандирующий язычество с широким размахом А. Ехалов, епархия молчала. Казалось бы, теперь, при подвижничестве Владыки Игнатия, когда жизнь встрепенулась, пробудилась, очевидно же, что подобные высказывания отторгают от православия и его колоссальный труд, уничтожается. Зачем разъединять людей, усиливать конфликт?
И бредут по дороге на Кириллов, в сторону Вотчи,  как в тумане, пьяные женщины, полу-бомжи, полу-бездомные, среди полупустых деревень своей терпеливой земли. Частые случаи поножовщины, часто, почти каждую неделю, горящие дома. Это ведь наша Беда, наша Трагедия. Что же на нас смотреть так высокомерно, с гордыней и пренебрежением? Так отстраненно.

Да, и нищета у нас, и безразличие власти и к народу, и к истории города, памятникам культуры. К сохранности икон в музее Кремля. Не Европа, поди! Кажется, что еще немного и вся наша духовная сила перейдет в небо, при покрывшей край, убогости отчаяния.

И вся надежда, и вся опора — только на церковь, на веру, на батюшек. Хотелось бы, чтобы они это понимали и не отторгали людей своими высказываниями, а наоборот, старались сберечь образ древнего города — нашу светлую северную икону. Были с людьми, берегли бы людей.

Не в этом ли Вера?

Работы по укреплению берегов р. Вологды. Работы по укреплению берегов р. Вологды. Фотография: okuvshonnikov.ru.

Екатерина Адрианова (архитектор):
Основная причина в вопросе уничтожения исторического города и деградации городской среды в целом связана с тем, что существует приоритет в пользу отдельных интересов крупного и среднего бизнеса, задействованием в связи с этим административного ресурса, при этом игнорируя интересы и нарушая права большинства горожан. Из этого вытекает отсутствие мотивации и необходимых компетенций для выработки стратегий в развитии исторического города, а также в нежелании советоваться с профессионалами и экспертами, принимая решения на основании собственных (зачастую ошибочных) представлений. На практике это выражается в продаже земельных участков вместе с расположенными на них Объектами культурного наследия и обязательствами по их сохранению. После продажи происходит их утрата, и администрация покрывает уничтожение ценных городских объектов. Это происходит по причине отсутствия института Главного архитектора, и ответственность за решение этих ключевых городских вопросов остается на совести начальника Департамента градостроительства и областного Комитета по охране объектов культурного наследия, то есть сегодня людей, которые не имеют специального образования в этой сфере.

Конечно, обращение к президенту вызвало определенную шумиху, однако вместо поиска решения проблемы в информационном поле начались манипуляции общественным мнением. Одной из тактик отвлечения внимания от проблемы, администрация выбрала имитацию взаимодействия через создание «рабочей группы» под руководством привлеченного из Москвы архитектора Алексея Комова, для имитации взаимодействия и работы над последующим этапом — благоустройством. Однако стало понятно, что это попытка найти компромисс, сохранив при этом бетонное берегоукрепление. Вероятно, это связано с определенными коммерческими интересами, предстоящими выборами губернатора, а также нежеланием признавать ошибки и нести ответственность за них.

В целом изменить ситуацию на местном уровне может: 1) заведение реальных уголовных дел, кто покрывал и покрывает уничтожение города, установив всех причастных; 2) ключевые должности должны занимать люди, образование и уровень профессионализма которых соответствует данной области. Ну а в более глобальном масштабе конечно должна установиться сменяемость власти и равенство закона для всех.

Бетонирование набережной р. Вологды. Бетонирование набережной р. Вологды.

Ольга Смирнова (градозащитник):
Мне удивительно.

Ещё только вначале работ, в июле прошлого года, я, как член общественного совета, просила показать жителям архитектурное решение берегоукрепления (так и не показано). Никто не предполагал даже, что бетонная подушка с каменной наброской должна появиться на протяжении 3 км реки в историческом центре. В сентябре, когда залили бетон и набросали камней на участке у пешеходного моста, масштаб проблемы стал виден многим вологжанам, ценящим живописные зелёные берега нашей неторопливой Вологды.
Архитекторы смогли открыть документы закупки и показали ошибки проектирования и архитектурных решений и предложили свою помощь в корректировке проекта, обсудить с жителями, сделать современным. Какой шанс для управленцев города воспользоваться идеями искренних профессионалов, на уровне города откорректировать проект берегоукрепления набережной, чтобы сохранить свое лицо и набережную. Но нет.

Надо чтобы эксперты международного класса на федеральном уровне извозили этот бездарный и циничный проект. 265 миллионов рублей федерального и областного бюджетов на ненужное, опасное, уродливое берегоукрепление. Какой урон управленческой репутации. И, конечно, городу. Потому что он зависим от решений властей.

Бетон, пожары, сносы — стали типичными примерами жизни города, но от этого не менее страшными. Полное нежелание власти решать проблемы развития города без уничтожения уникальной идентичности старинного города заставляет выходить на митинг 24 июля. А берега все бетонируют.

Бетонирование набережной р. Вологды. Бетонирование набережной р. Вологды.

Иван Матвеев (архитектор, главный редактор Anastasis.me):
Вообще, сколько себя помню, ситуация с сохранением наследия в Вологде была, мягко говоря, не очень. Мне сложно говорить о советском периоде истории города — об этом имеют право говорить очевидцы и участники, но все ’90-е, ’00-е и ’10-е в городе постоянно горели и продолжают гореть деревянные дома — тот самый резной палисад, фактически, остался только в центре, не в самом хорошем состоянии, и продолжает гореть. Говорить о том, что без исторической городской среды в городе кроме кремля смотреть будет нечего — бесполезно. Руководство не слышит, не понимает, не хочет слышать и не хочет понимать. Губернатора приводит в негодование проявление демократии в виде общественного давления, а подконтрольные СМИ изливают желчь.

Как-то раз, когда только началась история с протестом против бетонирования набережной, мне довелось общаться с тогдашним и. о. главы департамента архитектуры и градостроительства, и я был крайне неприятно удивлён тем, что на мой аргументированный комментарий о том, что «набережную надо сохранить в текущем виде (зелёном, без бетона), ведь она формирует исторический облик города, является частью его ансамбля», в ответ было полнейшее непонимание, и лишь недовольство тем, что какие-то архитекторы смеют возражать и высказываться в публичном поле против бетонирования набережной. А потом последовал крайне мутный конкурс на проектирование благоустройства набережной, куда нас звали, и от которого мы, по естественным, чисто принципиальным соображениям, конечно, отказались. По совпадению, после этого нашего отказа один из объектов проведённого нами за свой счёт воркшопа «Наша Вологда», размещённый напротив горадминистрации, куда-то делся.

А потом в город внезапно приехал архитектор Комов, и, казалось бы, все должно было сдвинуться в положительное, конструктивное русло, но он оттеснил местных архитекторов-активистов (со слов самих активистов) и затянул время. Оно шло, шло, и вот уже работы по набережной стремительно движутся к завершению. Для него, как видно, слово честь не несло какой-то смысловой разгрузки. И, как говорится в одном анекдоте — «от своих ошибок архитектор может лишь уехать в другой город», что он и сделал, по всей видимости.

Удивительно видеть, как плохо и недостойно повели себя представители Союза Архитекторов, примкнувшие к Комову — видео обращение архитектора Шумакова, которого я знал с хорошей стороны по его графической работе на выставке, посвященной 85-летию МСХ, произвело на меня кране удручающее впечатление. Н. Шумаков в нём обращается к коллегам-архитекторам, и призывает тех, кто не был в Вологде и не в курсе сложившейся ситуации, не писать видеообращений и прочего.

В ответ на все эти довольно глупые и удивительно пошлые заявления некоторых наших коллег, всеядности некоторых молодых архитекторов, и откровенной некомпетентности, трусости и прочих качествах текущего руководства, а так же в связи с тем, что вот лично я Вологду знаю большую часть своей жизни, зная ситуацию с разных сторон, тут мы собрали мнения людей — действительных профессионалов и неравнодушных людей, делающих вклад в лтчальвд, которые знают Вологду и ситуацию вокруг её набережной изнутри лучше наших дорогих «варягов», и которым нет смысла плясать перед текущими властями и выискивать удобные слова и позиции. Это ответ на критику в «диванной экспертизе» от текущего губернатора и ответ на шумаковские призывы не говорить о том, чего не знаешь.

А вообще, может быть, если они все приедут и посмотрят, во что превратили вологодские власти город, у них что-то изменится в душе, и им станет стыдно занимать такую лицемерную позицию? Хотя на что я надеюсь. Однако, радует, что сейчас люди разных взглядов объединяются против бетонирования, и тысяча человек, пришедшая на митинг против уродования центра города, говорит о многом. На Русском Севере это о многом говорит. Удивительно, как эта идиотская и пошлая ситуация с набережной перекликается со строительством свалки в Шиесе. Впрочем, рано или поздно люди должны были увидеть действительно насколько низок культурный и профессиональный уровень людей, которых они выбирали на пост руководителей регионов. К сожалению, такая ситуация у нас очень во многом, если не повсеместно. И тут профессионалы должны действовать по завету Герцена — поднимать культурный уровень народа, как большевики — ликвидировать безграмотность, ведь кто-то должен это делать, раз государство теперь этим не занимается.

Плакат «Неграмотный — тот же слепой. Всюду его ждут неудачи и несчастья». А. Радков. Москва: Государственное издательство, 1920 Хромолитография, 96×65 см. Плакат «Неграмотный — тот же слепой. Всюду его ждут неудачи и несчастья». А. Радков. Москва: Государственное издательство, 1920 Хромолитография, 96×65 см.
Avatar
Редакция сайта Anastasis.me.
https://anastasis.me

All materials by this author