Northern Wind

Соловецкий архипелаг. Изображение: Иван Матвеев

«Удрученный ношей крестной,
Всю тебя, земля родная,
В рабском виде Царь небесный
Исходил, благословляя»
Ф.И. Тютчев

 
 

Край лесов, полей и озёр. Мощь природы во всём — в травах, в полях, в лесах. Суровая природа не даёт отвлекаться на ерунду, суета отброшена. Северный ветер — в травах и деревьях, в напряжённых алых закатах — уносит всё лишнее, оставляя тебя одного с северным небом.
 

Solovki Islands, photo by I. Matveev

Соловецкий архипелаг, фотография Ивана Матвеева
 

Чем дальше на север — тем небо ближе, на севере оно встречается с землей, его можно потрогать. Это чувство близости неба становится особенно сильным на Белом море.
 
 

Архангельская область, Белое море, Соловецкий архипелаг

Из Кеми на катере до Соловков — четыре часа морем. Посередине море сливается с небом, белый свет заполняет все пространство, границы нет.

Вспоминаешь «Свете тихий». Тут этот невечерний свет везде, он становится почти вещественным, заполняет пространство. Из него выплывает монастырь. Суровый камень стен и купола летят в пространстве, полном света.
 

Solovki, Cathedral of the Assumption, photo by I. Matveev

Соловки, Успенский собор, фотография Ивана Матвеева.
 

Архитектура и природа — в одном движении вверх, стремятся в небо. Едешь на север за этим движением, тихой мощью природы.

Север суров и прекрасен в своей аскезе. Он протрезвляет, как ведро ледяной воды. Соловки — наш северный русский Афон, край земли, где ощущение присутствия Бога максимально усиливается. Тут нельзя быть безразличным, иначе огненный северный ветер сметет тебя. Вся природа, как неопалимая купина, горит в этом свете, который дает всему жизнь, наполняет своей огненной силой. Кажется, будто свет северного неба стал северным ветром, его стало возможным коснуться.
 
 

Соловецкий монастырь

Парящий в тумане между небом и Белым морем Соловецкий монастырь. Далекий север белыми ночами творит отличающееся от всего место. Солнце, только чиркнув горизонт, восходит
вновь.

Мощные камни монастырских стен, рыжие от мха, голубые цветочки между ними. Монастырь как-бы вырастает из земли, устремляясь ввысь к небу.
 
 

«Бывшу же утреннему времени, изыде Преподобный Зосима из кущи и виде луч света основающую его все оное место, и ужасеся Преподобный, зря необычного света сияние, и к востоку очи возвед, узре церковь, на воздусе явльшуюся ему, образом велию и прекрасную…»

 

Преображенский собор с наклонными стенами, всей своей массой подчеркивает это движение. Ветер разгоняет туман и из него выплывают серебристые деревянные купола храма. Туман то приливает, то отливает от монастыря, будто от острова в океане.
 
 

Крестный ход

Праздник, ветреный день. Из монастыря выходит Крестный ход.
Идут далеко, через весь поселок. Золото облачений и черный ряс, развевающихся на ветру. Кажется, и сам ветер как-бы летит вослед идущих в молитве людей. И весь мир вокруг загорается этим молитвенным горением.

Весь архипелаг — как один монастырь, — с раскиданными по нему скитами, горя молитвой отрывается от земли.
 

Cross Procession on Solovki, photo by I. Matveev

Крестный ход на Соловках, фотография Ивана Матвеева
 

Статья из журнала Archmag №1/2015, «Вера».