(Russian) Последний приют Шаламовых

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Долгие годы предки писателя Варлама Шаламова служили на северной земле.  Сразу с двумя представителями этого известного рода связано древнейшее село Республики Коми — Вотча — священниками Николаем и Прокопием Шаламовыми. По-разному сложились их судьбы в суровом таежном краю.

Вотча. Фотография Натальи Проковьевой.

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Добраться до Вотчи сегодня не представляет особого труда. Ведь населенный пункт находится всего в 90 километрах от Сыктывкара, а основная часть пути проходит по федеральной трассе Сыктывкар–Киров. С большой землей село, расположенное на берегу реки Сысолы, связывает мост. При въезде в Вотчу останавливаем машину, потрясенные увиденной картиной — в центре села возвышаются развалины старинного храма, возникают и первые ощущения, связанные со сказкой о «Спящей красавице» и дремучем непроходимом лесе, который скрывает замок и преграждает путь отважному принцу.

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Вотча встречает нас традиционными черными коми избами, в которых выросло ни одно поколение местных жителей. Испокон веков здесь живут Старцевы, Мальцевы. А род Молчановых, как сообщила представительница древнейшей фамилии и библиотекарь села Анастасия Молчанова, и вовсе поселился в Вотче 300 лет назад. Около 200 человек проживают на сегодняшний день в сельском поселении «Вотча», в которое, кроме одноименного села, входит еще несколько деревень. Молодежь из-за отсутствия работы покинула родные места. В результате закрылись в Вотче детсад и школа, а сельская детвора в составе 20 человек была переведена для продолжения воспитания и обучения в соседний поселок Первомайский.  Однако не стоит говорить о том, что известный населенный пункт завершает свою историю — нередко бывшие вотчинцы, достигнув преклонного возраста, возвращаются в родное село, первое упоминание о котором относится к 1380 году.

Вотча incognita

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Раньше, по свидетельству ученых, на месте нынешней Вотчи находилось южное побережье Сысольского моря, которое населяли морские ящеры. Несколько костей ихтиозавров и плезиозавров было обнаружено уже в наши дни на берегу реки Сысола, где открылся костеносный слой, находившийся под пятидесятиметровой толщей земли.

Археологи обнаружили близ села остатки древних поселений, свидетельствующих о том, что первые обитатели появились здесь еще до X-XI веков. Местное предание говорит, что на возвышенностях села Во­тчи числилось тридцать три чудских городка и одно для пре­бы­вания князя — знаме­ни­тое чудское городище, укреп­лен­ное огромной дере­вянной сте­ной с зубцами и железными во­ро­тами. С 1032 года уже изве­стен по­ход Нормана Улеба, родст­вен­ника Ярослава Муд­рого по же­не, к железным во­ротам.

Сельский летописец

Подробная история удивительной Вотчи была бережно собрана настоятелем сельского храма Прокопием Шаламовым и издана под названием «Церковно-историческое описание Вотчинского прихода» в 1911 году. В предисловии к книге отец Прокопий напишет: «Цель изложения настоящей брошюры дать знать будущим членам приходской церкви и прихожанам о прошедших днях своей приходской церкви и прихода, а также дать краткое пособие для будущего историка православной церкви и русского царства».

Вотчинские Шаламовы

Прокопий и Мария Шаламовы. Фото из архива Анны Малыхиной.

Прокопий и Мария Шаламовы. Фото из архива Анны Малыхиной.

Но в тот день, находясь в Вотче, с трудом верилось, что здесь изучали летопись села по свидетельству старожилов, писали книги и служили представители известного рода Шаламовых. Увы, встреченные нами местные жители едва уже помнили об этом важном факте своей истории.  Хотя сам Варлам Шаламов в книге «Четве­ртая Вологда» пи­шет о своем отце и о деде свя­ще­н­никах. Отец, по словам пи­са­теля, «родился в те­­­мной ус­ть­­сы­сольской глу­ши», и сын счи­­тал его «полу­зы­­­рянином». Отец Вар­ла­ма Ша­ламова Тихон Ша­ламов по­с­ле окон­ча­ния Усть­сы­сольс­кого (Усть-Сысольск — прежнее название Сыктывкара — прим. Н.П.) духо­вно­го учи­лища окон­чил Воло­год­скую духовную се­ми­нарию, слу­жил священни­ком на Кадъя­ке Але­утской епархии в Амери­ке. А его отец Николай и родной брат Прокопий Шаламовы продолжили службу в суровом северном краю. В кратких сведениях о храмах и причтах церковных коми края до 1917 года, составленными Л. Торлоповой, сообщается, что отец Николай Шаламов начинает служить в Вотче с 1867 года. Но как родные известного писателя оказались здесь?

Бессребреник Николай

«Отец Николай Шаламов прибыл в Вотчу из Устюжского уезда, где отец его Иоанн Шаламов служил священником при Шасской Васильевской церкви, а дед Максим Харлампиев Шаламов в конце XVIII века служил дьячком в г.Великом Устюге», — рассказала сыктывкарский краевед Анна Малыхина.

Семья у отца Николая и матушки Татьяны была большая, супруги воспитывали шестерых детей. А вот жизнь и служение на суровом Севере не были для них безоблачными. Подробнее об этом расскажет отец Прокопий Шаламов уже после смерти своего отца в некрологе «Венок на могилу доброго пастыря».

«Тяжел ка­зался подвиг служения в незна­комом краю и чужом народе. Не­радостны были первые впе­чатления по прие­зде к месту слу­жения: обши­рный, неуст­ро­енный приход, разбросанность деревень, при полном отсут­ствии сносных путей сообще­ния, хотя и родной по вере, но чуждый по языку народ, полное невеже­ство и темнота его, не­у­с­тро­йство по храму. Сколько пре­дстояло забот, труда, эне­ргии, сколько душевной крепо­с­ти, чтобы не пасть духом…» — пишет иерей Прокопий.

Первым делом отец Николай позаботился об образовании паствы и открыл в своем убогом доме школу грамоты. И дол­гие годы, вплоть до 1881 года, когда было открыто в селе зем­ское училище, он препо­давал в ней безвозмездно нача­тки гра­мотности и христиан­ского уче­ния.
Другая забота священника — благоустроение прихо­д­ского храма. Вот как отец Прокопий рассказывает об этой деятельности своего отца: «С 1876 года по 1879 год он собирает поже­р­т­во­вания и строит каменную ог­раду вокруг храма с прек­рас­ной железной решеткой и двумя входными воротами изящной архитектуры. С 1880 года изы­с­кивает средства и покупает в 214 пудов благо­вестник, кото­рого могучий звон разносил­ся по дальним дере­вням прихода, возвещая им время молитвы. Через семь лет строит в теплом храме новый иконостас с хо­рошей резьбой и высокой позо­лотой. В последние же годы слу­жения вещественным памя­т­ником неусыпной энергии и па­с­тыр­ской ревности является за­ново отремонтированный и рас­ши­ренный каменный клад­би­­ще­нский Стефановский храм (Стефановский храм из-за угрозы обрушения свода был разрушен — прим. Н. П.)».

Благодаря воспоминаниям сына стали известны и подробности служения отца Николая, ко­торый и в полуночный час, и в метель, и в грозу, под дождем и сне­гом, по болотам и тря­синам, без малейшего заме­дления шел пешком за много верст уте­шить Святыми Тайнами больных и умирающих.

3 ноя­бря 1910 года в 10 часов ве­чера мерные удары коло­ко­ла возве­стили жителям села Во­тчи о кончине 83-летнего ста­рца-пастыря иерея Божия Николая Шаламова. Похоронен отец Николай был в ограде родного храма. После него не осталось ни­каких денежных средств и имущества, кроме скромного домика на церков­ной земле…

Прокопий Шаламов

Проко­пий Ша­ла­мов продолжил тра­диции своих пре­д­ков и вступил в сан свя­ще­н­ника в 1899 году на мес­то сво­его отца. В архиве краеведа Анны Георгиевны хранится фотография молодой четы Шаламовых. На снимке запечатлен высокий стройный юноша с копной непослушных волос, на руку которого опирается хрупкая барышня. На обороте фотографии надпись: «Супруги Шаламовы, г.Великий Устюг, 1899 год» — счастливый год, когда родилась новая священническая семья выпускника Вологодской духовной семинарии Прокопия Шаламова и 17-летней Марии Роговой, окончившей Устюжское епархиальное училище. Сразу же после венчания молодые отправились на родину мужа в село Вотчу Устьсысольского уезда.

Богослужебная деятель­ность батюшки и его работа как историка в таежном уголке Коми не осталась незамеченной — об этом свиде­те­льствует множе­ство церко­вных наград, которыми был удостоен отец Прокопий, и се­ре­бряная ме­даль Красного Кре­ста в память деятельного уча­стия в Русско-Японскую во­й­­ну 1904 и 1905 го­дов. И при всех своих заслугах отец Прокопий оставался человеком скромным. Такими же старался воспитать и семерых своих детей. В архиве Анны Малыхиной хранится вос­по­­минание быв­шего учителя, пенсионера О.Т. Кушманова о детях батюшки: «Учил­ся я вме­сте с дочерью свя­щен­­ни­ка Катей Шаламовой, она ни­чем не отличалась от всех оста­льных крестьянских детей, хотя была поповской дочерью, оде­ва­лась также скромно, таким же был и ее брат Сергей».

Стала известна благодаря воспоминанию старожилов и такая интересная деталь из жизни отца Прокопия — «транспортом» батюшке служила его белая лошадь, а в хозяйстве священника также имелись еще несколько коров.

Арест

Как дальше складывалась жизнь отца Прокопия, удается восстановить по данным архивов. Прокопия Шаламова аре­с­то­­вали 25 января 1931 года, в ка­честве обвиняемого он был до­п­­рошен 19 января.

В архиве ФСК РК хранится де­ло на Шаламова Прокопия Ни­­колаевича, в котором сообщаются некоторые подробности постепенно разворачивающейся трагедии: «Имущество ко­­нфисковано в 1930 году, ло­ялен к Советской власти, был под следствием 1922 и 1925 го­дах как подозреваемый в со­к­ры­тии или тормозе сдачи це­р­ко­вных ценностей».

Сквозь века слышим мы и голос самого батюшки, твердо заявившему следователю: «Ви­­новным я себя не считаю ни в чем, под судом был в 1925 го­ду, обвинялся в том, что буд­то бы тормозил сдачу цер­ковных ценностей, по суду я был опра­вдан. Слухи о паде­нии Совет­с­кой власти и о том, что с паде­ни­­ем Советской вла­сти у ком­мунистов и колхо­зников будут выжигать на спине клейма, я не распространял. Против колле­к­ти­визации сель­ского хозяйст­ва я также не выступал и не аги­­тировал. В части лесозаго­то­­вок я также не говорил ни од­ного слова. На заседаниях цер­ко­вного совета иногда уча­ст­вую, но это только по вызову це­рковного совета, а сам без при­глашения ни разу не бывал. От членов церков­ного совета ан­тисоветской агитации я не слы­­­шал. Больше по делу пока­зать ничего не могу».

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Затем следует акт о расс­т­ре­­ле: «1931года мая 28 дня ко­миссия в составе: зам. нач. СПО Коми обл. отд. ОГПУ Ко­ло­­ванина и уполно­мочен­ного ЭКО т. Савельева, сот­рудника КО ОГПУ Казакова составила настоящий акт о нижесле­дую­щем: с/г числа в 24 часа в мест­ности «Дырнос дор» в полутора километрах от окраины города (Сыктывкара — прим. Н.П.) привели в исполнение поста­но­в­ление тройки ПП ОГПУ СК от 13.05.31 года. Направленные за № 7346/8к в отношении: Морохина Тимофея Тимо­фе­еви­ча, Ракина Ивана Егоро­ви­ча, Нарбекова Солемтана Усмановича, Тыхтило Федо­ра Георгиевича, Лебедева Якова Дмитриевича, Лама Ми­хаила Павловича, Маль­цева Ивана Степановича, Ермолина Петра Василь­е­ви­ча, Шаламова Прокопия Ни­ко­лаевича. Каковые расстреляны и тру­пы похоронены на месте, о чем и составлен настоящий акт». К сожалению, не сохранились сведения о том, где был погребен отец Прокопий Шаламов. Поэтому сегодня только старинный храм Рождества Пресвятой Богородицы в центре Вотчи служит памятником славному священническому роду Шаламовых. Трагична и его судьба.

Храм-мученик

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

В 1829 году в Вотче началось строительство двухэтажной каменной церкви. Освящен нижний зимний храм был уже в 1830 году, верхний летний — в 1841 году. В 1933 году храм был изъят из пользования общины верующих, в культовом здании долгие годы размещались хозяйственные и складские помещения. С 1960 года здание церкви не использовалось вообще и стало постепенно разрушаться.

Когда на территории Вотчи стали открывать монастыри, старинный храм был передан в собственность Сыктывкарской и Воркутинской епархии, и в 2000 году епархия предпринимала попытки восстановления святыни. СМИ Коми тогда же сообщали, что в храме планируется восстановить перекрытия, крышу, окна, двери, а также провести внутреннюю отделку. Указывали коллеги из Коми, что работы пока будут проводиться за счет епархии (https://komiinform.ru/news/5528/).

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Новейшая история храма печальна — так, попасть внутрь церкви можно через выломанные окна, а вход в храм скорее сегодня напоминает лаз в пещеру. Стены испещрены посланиями потомков, в некоторых частях церкви находиться уже небезопасно из-за угрозы обрушения свода.

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Доступ на второй этаж церкви кто-то из местных жителей заботливо перекрыл — ведь там, в верхнем храме, еще сохранились фрагменты росписи, выполненные в начале прошлого века устюжским художником Жилиным.

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Вотча. Фотография Натальи Прокофьевой.

Время неумолимо — жемчужина земли Коми — вотчинский храм Рождества Пресвятой Богородицы и единственный свидетель просветительской и богослужебной деятельности Шаламовых сегодня погибает …