(Russian) Александр Проханов о Русском пространстве

Интервью с писателем Александром Прохановым о Русском пространстве, возрождении России, и ветрах истории

Interview by: Иван Матвеев

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Слушайте подкаст в iTunes, или через любой плеер.

 

— Александр Андреевич, спасибо, что согласились дать интервью! Хотелось бы поговорить с Вами о Русском пространстве.

Временами некоторые люди говорят, что пространство России не нужно, что его слишком много, и что, откажись мы от части России, с экономической точки зрения, и в плане управления территорией, это было бы удачным решением. Что для вас Русское пространство, в чем его смысл для нашего народа?

— Русское пространство русским дал Господь Бог. Оно, это пространство, дано русским как великое бремя, и как великое счастье, как великая ответственность. Все народы борются за пространство. Есть два критерия, по которым оцениваются преуспевание или деградация народа. Это численность, популяция. И территория. Чем больше территория у народа, чем больше его численность, тем благополучнее его существование на земле.

Зимнее поле. Фотография Ольги Толстиковой.

Зимнее поле. Фотография Ольги Толстиковой.

Русское пространство между трёх океанов, плюс ещё русский космос — всё это складывается в идею русской бесконечности. Русские, получив это пространство, огромную часть этой энергии потратили на его освоение. И тогда, и теперь. И это тоже вменённая русскому народу работа. Тяжкая работа по очеловечиванию пространств. По введению этих пространств в оборот, в человеческий оборот.

К тому же, русское пространство — это следствие, а может быть — причина русского духовного пространства. Русское духовное пространство — это безбрежность, в которой тает всё сиюминутное, всё временное, всё ограничивающее. Русская душа не ограниченна, она бескрайня, она безбрежна. Русские персонажи, персонажи русских романов, это люди без берегов. И если уж страсть, то этой страстью можно разнести вдребезги всю вселенную, мироздание.  Если уж грех — то такой, что от этого греха содрогается рай. А если обожание, если любовь, тогда, конечно райские кущи. Русское пространство выражено в архитектуре русской. Мне кажется, что вершиной русской храмовой архитектуры является храм Василия Блаженного. Храм Василия Блаженного — это образ русского рая, образ русской бесконечности. Это каменная клумба, на которой растут райские цветы. Народ, который способен создать такой храм, живёт в ощущении бесконечности.

Церковь св. Николая в деревне Ламаниха. Фотография Ольги Толстиковой

Церковь св. Николая в деревне Ламаниха. Фотография Ольги Толстиковой

Поэтому русское пространство — это не только вот так далёкая, за горизонтом, заря, которая тает и не тает. И не только те уходящие в бесконечность ночные тёплые звёзды над каким-нибудь Кобыльим Городищем, где стоит церковь в знак русской победы на ледовой сече. А русское пространство — это ещё та погружённость в свою собственную душу, судьбу, те слёзы, которые мы льём, когда мы соприкасаемся с нашим духовным пространством, с духовной бесконечностью.

Поэтому для меня русское пространство — это то место, где я родился, то место, где я умру, то место, где, среди сосен, берёз, будет находится камень, на котором русскими буквами будет выбито моё имя, и будут обозначены даты моего рождения и моей смерти.

— Освоение пространства требует огромной от народа энергии, духовной, в том числе. Эта энергия проявилась в Русской весне Донбасса, может ли эта русская весна наступить на опустевших русских пространствах?

— Может ли эта весна наступить здесь опять? Вся русская история — это история русских империй, которые возникали, достигали своих цветений, а потом падали, осыпались, умирали, превращались в тьму. И потом из этой тьмы вновь возникала русская цивилизация, русская государственность, опять достигала невиданных расцветов, небывалых побед, божественных красот. С тем, чтобы через некоторое время опять кануть в бездну. Поэтому русская весна в самом высоком смысле слова, это пасхальный смысл русской истории. Это постоянное возрождение, которое наступает после регулярно происходящей смерти. Русская история — это история русских вёсен и русских зим. Русская история — это история въезда Спасителя в Иерусалим на осляте, когда ему под ноги бросали цветы, а потом секли его бичами, мучали, прибили гвоздями на крест, где он умер, и три дня пребывал во смерти, чтобы потом опять восстать и воскреснуть. Эта метафора воспроизведена в русской истории, поэтому русские вёсны — это явление не одинокое, не случайное, не однажды возникающее. Русская весна заложена в русскую историю. Я даже думаю, что прав был Владимир Маяковский, когда сказал: «И как весну человечества, рождённую в трудах и в бою, пою моё отечество, республику мою!». Поэтому я абсолютно убеждён, что после великих печалей 91-го года, после великих уныний 90-х годов, воскрешение России, сегодняшнее воскрешение России — это и есть весенние ветры. И сегодня над страной весенний ветер веет.

— Кто раздувает этот ветер?

— Этот ветер раздувает этот ветер матушка история, это тот таинственный дух, который то вселяется в русский народ, делая его народом-богоносцем, то этому духу становится тесно в русском народе и в русском правителе, и этот дух излетает, с тем, чтобы потом, снова, после великих испытаний и бед, вернуться. Русская история — это схватка двух птиц: птицы света и птицы тьмы. Ясного сокола и чёрного ворона. И в один период русской истории побеждает ясный сокол, и он гонит и бьёт чёрного ворона, и из того летят перья чёрные. А потом ясный сокол улетает, и за ним в погоню бросается птица тьмы, и там его настигает. И эта схватка будет бесконечно, вплоть до скончания времён.

Деревня Ламаниха, церковь св. Николы, Крещение. Фотография Ольги Толстиковой

Деревня Ламаниха, церковь св. Николы, Крещение. Фотография Ольги Толстиковой

Поэтому ветер, который приносит к нам русскую весну, это ветер русского мессианства, это тот ветер, который когда-то пригнал на землю русский народ. И русский народ задуман создателем, как народ, который берёт на себя всю тьму мира, все каверны человечества, и ценой огромных трудов, огромных жертв и испытаний, превращает их в свет. Поэтому русский народ, а значит, и русское государство, есть машина, сконструированная Господом Богом, для переработки тьмы в свет. Для переработки земных отходов в новое белоснежное вещество, вещество жизни вечной.

— В этом пространстве России, русской истории, каково место человека?

— Русский человек должен стать Богом. Смысл русского отдельно взятого человека, — не народа, а человека, — уподобиться Господу. «Вы Боги» — говорил Спаситель своим ученикам, апостолам. И поэтому русский человек, отдельно взятый, он живёт в ощущении своей божественной, небесной задачи. Даже тогда, когда он с ней не справляется. Даже тогда, когда он её отрицает. Даже тогда, когда он впадает в богоборчество. Даже тогда, когда он летит в бездну, во тьму, но и тогда, как говорил Достоевский, погибая, и летя в кромешность, русский человек оборачивается к Богу, и говорит: «Господи».

Деревня Ламаниха, церковь св. Николы, Крещение. Фотография Ольги Толстиковой

Деревня Ламаниха, церковь св. Николы, Крещение. Фотография Ольги Толстиковой

Поэтому русский человек — это вместилище Господа. Несмотря на то, что мы можем превратиться в зверя, очень часто мы гаснем, мы впадаем в уныние. Но вот эти взлёты, эти вспышки русской истории, и русского государства, они происходят тогда, когда вспыхивает человек. Вспыхнувший человек ощущает себя как часть вселенной. Конечно, через ощущение своей родственности и близости к самым дорогим и любимым, связь с народом, связь со своей страной, землёй, с человечеством, дальше — с мирозданием и с Господом Богом. И во всех своих земных трудах, самых, даже чёрных, самых губительных, самых, может быть, низких, низменных трудах, русский человек возвышается. Русский человек не гребует никогда ничем. Он во всех самых подлых работах и состояниях, в самых низменных одеждах, он всегда возвышен.

— Что должно произойти, чтобы русский человек вспыхнул?

— Вы же говорите не со мной, а с Господом Богом, правда?

— Ну как вы считаете?

— Я думаю, что у русского человека, я вам сказал, что есть синусоида русского пути, русского развития. Есть синусоида вспышки, и есть синусоида угасания. Сейчас, после тьмы 90-х русское государство и русская цивилизация находятся на своём возвышающемся отрезке истории. При чём неправильно говорить, что это государство и эту историю делает, например, Путин, или делаем мы с вами. Или делает русский народ. Это неправда, потому что в недрах этого подъёма лежит само, самодовлеющее государство, самодовлеющая часть русской истории. И оно, государство, возвышаясь из этой тьмы, делает и Путина, делает и вас, делает и меня, делает всех тварей, которые обитают сегодня на земле.

И поэтому бессмысленно как-бы поджигать и освещать остывший и унывающий русский народ. Он сам вспыхнет. Русский народ — это хворост, на котором Господь Бог греет себе чашечку кофе.

Александр Проханов

Александр Андреевич Проханов — советский и российский политический деятель, писатель, сценарист, публицист, журналист, общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России. Главный редактор газеты «Завтра».


http://zavtra.ru/

All materials by this author