Роберт Гринвуд о принципах бюро Snøhetta architects и русском севере

Интервью подготовил: Иван Матвеев

Архитектурное бюро «Снёхетта» («Снохетта») было основано в 1989 в Осло Хьетилем Торсеном (Kjetil Trædal Thorsen) и Крейгом Дайкерсом (Craig Dykers). Бюро названо в честь одной из высочайших гор Норвегии — Снёхетты.

Известность к мастерской пришла после победы архитекторов в международном конкурсе на проект новой Александрийской библиотеки в Египте в 1989. Бюро проектирует по всему миру.

Что объединяет людей разных культур, стран, вероисповеданий? Удивительно находить сходство в ощущении пространства, в котором живут люди. Говоря о Севере, разные люди отмечают в нём, как особую черту, — свет, особенный свет Севера, объединяющий все это пространство.

— Сегодня мы разговариваем с Робертом Гринвудом. Роберт — партнер и управляющий директор архитектурного бюро Снохетта.
Здравствуйте и спасибо, Роберт!

— Рад быть сегодня здесь, в Парке Горького, солнечным днём, разговаривать с вами.

— На вашей вчерашней лекции в институте «Стрелка» (см. видео лекции на сайте architime.ru) вы говорили об основных принципах бюро. Один из них — «привнесение извне» («bringing from the outside», предлагайте альтернативный перевод 🙂 — прим. пер.).

— Да, вы знаете, мы из маленького места далеко на периферии, на краю всего. И, я думаю, это большое преимущество — идти извне, смотря вовнутрь. Мы работаем по всему миру, сталкиваемся с разными культурами, людьми, местами, проектами. Очень хорошо идти не из центра, экспортируя свою культуру, но наоборот — идти как-бы снаружи, навстречу людям, с которыми собираешься работать.

— Но есть ли какие-то связи между национальной норвежской традицией (возможно, через какое-то чувство пространства, объема, формы, т.д.) в архитектуре Снохетты?

— Да, смотрите, мы… определенно, мы происходим из Норвегии, и наши корни — в Норвегии, на нас это очень влияет. Я думаю, что это очень важная сторона нашей культуры. Мы не экспортируем ничего норвежского, кроме основных ценностей, которые, как мне кажется, присущи Скандинавскому обществу. Это открытость, диалог, демократичность, это те вещи, которые, как мне кажется, мы привносим в проекты, в которых принимаем участие.

— А что с ощущением пространства?

— Да, я думаю, ощущение пространства всегда очень связано с определенным местом и культурой, с которой ты работаешь. И я думаю, что люди чувствуют пространство очень по-разному в разных частях света. Так что наша работа, на самом деле, — понять место, и, в определенном смысле, почувствовать, чтобы сделать проект, который отвечал бы этому конкретному месту и культуре, в которой мы работаем.
В Саудовской Аравии сейчас мы строим Центр Мировой Культуры короля Абдул-Азиза. Это особенный проект. Это один из наиболее амбициозных проектов, в которых мы участвовали, и я думаю, по многим параметрам, — это вызов. Вызов, потому что мы в этом случае сталкиваемся с культурой, которая очень отличается от нашей собственной. Поэтому, я думаю, работа с этой средой требует большого тщания от наших людей, и с точки зрения культуры и с точки зрения климата.

King Abdul-Aziz Center for World Culture © Snohetta architects

King Abdul-Aziz Center for World Culture © Snohetta architects

Очевидно, это пустыня — она жаркая, пыльная, а мы — с холодного Севера. Так что, я думаю, тут много вещей, с которыми нам приходится бороться, это большой вызов, и, думается, это может вылиться в проект, который сможет стать шагом вперед для Саудовской Аравии.

— Можно сказать, что он немного скандинавский?

— Не уверен, что он обязательно именно скандинавский. Я не уверен, что знаю, что это должно было бы значить. Он не выглядит прямо-таки скандинавским.

— А как же камни?

— Да, конечно! Там есть камни, так что да, он немного скандинавский. Везде немного камней. Не так чтобы он именно скандинавский. Чего мы действительно  — так это максимальной открытости, широты охвата. Этим проектом мы создаем пространство для людей, для встреч, разговоров, дискуссий, диалога. И если это значит быть скандинавским, то тогда да — он скандинавский.

King Abdul-Aziz Center for World Culture © Snohetta architects

King Abdul-Aziz Center for World Culture © Snohetta architects

Я понимаю, что Россия, хотя бы частично, — северная страна, и я уверен, что все, кто живёт на севере, около Полярного Круга, в этом свете с Севера, определенно разделяют какие-то схожие ощущения, какое-то ощущение пространства, о котором вы говорите.

Россия, хотя бы частично, — северная страна, и я уверен, что все, кто живёт на севере, около Полярного Круга, в этом свете с Севера, определенно разделяют какие-то схожие ощущения, какое-то ощущение пространства

Темные зимы, темные ночи, холод. Как меняется жизнь, как меняется то, как мы используем пространству, здания, города на севере на протяжении разных времен года. Определенно, я думаю, тут у нас есть некоторые сходства.

— В этом чудесном свете Севера?

— Да, свет очень важен, и, очевидно, это то, что отличает жизнь на Севере. Понимание этого низкого резкого света. И я уверен, что во многих частях России он такой же. Так что да, это у нас общее.

Tverrfjellhytta, Norwegian Wild Reindeer Pavilion © Snohetta architects

Tverrfjellhytta, Norwegian Wild Reindeer Pavilion © Snohetta architects

— Сейчас вы работаете над реновацией Московского Садового Кольца. Пожалуйста, расскажите подробнее про этот проект.

— Это большая честь — быть приглашенными Стрелкой КБ принять участие и сотрудничать с ними над этой маленькой частью большого проекта. Так что мы восхищены Стрелкой, очень восхищены тем, что Стрелка частично инициировала этот проект, и ведёт его.
Все происходит очень быстро. Это то, что на самом деле происходит.
Это очень важно для Москвы. Мне кажется, что задача решения больших бульваров, дорожного движения, городской жизни, того, как вы используете город, пространство для пешеходов, качество жизни в городе — важность этого сложно преувеличить.

MAX IV Laboratory Landscape © Snohetta architects

MAX IV Laboratory Landscape © Snohetta architects

И, хотя наша роль в этом проекте довольно мала, однако, мы очень счастливы работать вместе. Мы рады этому партнёрству. Это очень небольшая часть намного большего проекта, но я думаю, со стороны Стрелки — это умный ход — пригласить других архитекторов в этот проект. Он настолько большой, что в нем найдется место для того, чтобы пригласить других людей, собрать разные голоса, и это определенно должно обогатить проект. Я думаю, будет очень интересно увидеть эти разные пространства, между которыми можно перемещаться, насквозь, от одного связанного пространства к другому.
Отличный шанс открыть разное архитектурное видение того, как это все может быть.