Anastasis.

Дорогие друзья!

В связи с расширением тем проекта мы наконец-то сменили название. Шли мы к этому достаточно долго, и вот решение окончательно принято.

Anastasis. — это проект о России, о русском мире. О людях, которые своей работой возрождают Россию.

Как вы помните, вначале мы, в основном, публиковали лекции по архитектуре (их вы можете найти архиве).

Идея проекта появилась довольно давно, когда мы готовили один из номеров по архитектуре. В определенный момент стало ясно, что в общественном информационном пространстве очень мало информации о людях, которые совершают какую-то созидательную деятельность. Есть много политической информации, экономической, т.п. В общем, обычно это что-то на злобу дня. Есть хороший сайт «Сделано у нас», но это, скорее, про достижения разных комплексов страны.

А вот про людей и проекты, ориентированные на возрождение Родины, как правило, можно прочитать только в специализированных изданиях, и бывает даже, что люди, работающие в одном направлении, но живущие, положим, в разных регионах, не знают о схожих проектах в других. Потому что, опять-таки, на телевидении и в официальных каналах место занято актуальной повесткой и ток-шоу.

Из-за этого складывается впечатление, что как-бы таких людей и нет, или их очень мало. Однако это совершенно не так. В процессе подготовки номера про современную христианскую архитектуру, и теперь, когда мы готовим номер про русский север, мы открываем все больше и больше людей, которые занимаются этой темой с разных сторон. Это замечательные люди разных профессий: архитекторы, историки, искусствоведы, публицисты, инженеры, т. д. Все они, так или иначе, посвящают свой труд на пользу отчизне.

В общем, в определенный момент нам стало ясно, что окружающая действительность требует как-то реагировать на нее, и мы решили брать определенные темы, и их разрабатывать. Это, в общем-то, должно было стать такой некоей внутренней работой, подобной предпроектному анализу, который мы обычно делаем в МАрхИ.

В рамках новой концепции журнала, мы решили выбрать мощную тему, на которую никто из наших коллег по архитектурной журналистике не высказывался, по-моему, ни разу. Разумеемся, если не считать цеховых изданий.

Этой стоящей темой мы посчитали именно современную храмовую архитектуру и сохранение наследия. И вот, собственно, наш номер, посвященный храмовой архитектуре и сохранению наследия, можно скачать с нашего сайта.

Должен сказать, что мы были рады и приятно удивлены интересом и лестным отзывам на него.

Как раз по мере подготовки этого номера нам окончательно стало ясно, что нельзя оставаться только в поле чистой архитектуры, но для раскрытия выбранной темы необходимо выходить далеко за рамки архитектуры.

 

call_for_papers

«Север»

Сегодня тема готовящегося выпуска — русский север.

Возможно, кто-то из вас был на наших мероприятиях, которые мы проводили в связи с этой темой: начали с круглого стола в рамках фестиваля «Золотое Сечение», посвященного состоянию наследия храмового зодчества, и перспективам развития современного храмового зодчества;

Потом была презентация проекта, в рамках выставки «Русское Деревянное», в Музее Архитектуры им. Щусева,  на которой мы рассказывали про наш текущий проект, посвященный русскому северу — его архитектуре и людям.

И в конце года мы приняли участие в дискуссии о русском деревянном зодчестве в МУАРе.

О русском севере

Почему русский север важен?

Русский север — это одна из точек отсчета русской цивилизации, наряду с Крымом и Киевом.

Русский север теснейшим образом связан с русской деревянной архитектурой. Нельзя представить себе этот регион без прекрасных деревянных церквей, часовен, изб, бань, амбаров, овинов, мельниц, магазей, крепостей, острогов, и т. д. Типология строений чрезвычайно широка.

Сам образ жизни на русском севере сформировался вокруг дерева. Об этом в Музее Архитектуры прочитала цикл лекций Ольга Георгиевна Севан; в них она подробно рассказывала про русскую деревянную архитектуру — культовую и гражданскую.

Эта архитектура формирует особую уникальную среду. Именно историческая среда, сформированная русской деревянной архитектурой, создаёт уникальный образ городов и сёл русского севера.

Если мы окончательно потеряем эту архитектуру, исчезнет яркий колорит древней Руси, который еще остался в городах и сёлах русского севера. Ценность их ансамблей — как раз в этой архитектуре, не похожей на архитектуру других регионов.

Эта историческая среда неуклонно исчезает: горят города, всё меньше и меньше остаётся деревень, где живут люди. Горит Тотьма, практически ничего не осталось от деревянной Вологды. Местный бизнес, как правило, не заинтересован в сохранении памятников деревянного зодчества; люди не ценят деревянную среду, в которой живут. Однако, при разумном подходе к реконструкции деревянных памятников, возможно, использовать их современно и эффективно. И примеры этому есть. Есть прекрасные примеры реконструкции древних деревянных домов и амбаров: «Casa sur Ual», Christian Müller architects, Vella, Switzerland; «Casa C», Camponovo Baumgartner Architecten, Reckingen-Gluringen, Switzerland; замечательные проекты бюро Savioz Fabrizzi architects, и многие другие.

На одной из лекций Ольга Севан говорила, что за последние 20 лет уже исчезли около 25 000 сельских поселений, и еще 15 000 исчезнет в течение следующих 10 лет.

Действительно, люди вынуждены уходить из деревень под давлением экономических и социальных причин. Деревни разрушаются, исчезают, а вместе с ними исчезают и остатки исторической культурной среды русского севера. И тут уже приходится говорить о том, как спасти то, что еще осталось — еще сохранившиеся памятники догнивают и разваливаются.

Рыбацкая тоня на берегу Белого Моря. Фотография: Салават Сатаев

Рыбацкая тоня на берегу Белого Моря. Фотография: Салават Сатаев

Часть увозят в архитектурные заповедники и музеи, такие как «Малые Корелы», «Семёнково», «Кенозеро», «Волозёрский национальный парк», и другие.

Разумеется, создание и развитие подобных музеев и парков необходимо. Однако среда, создаваемая в этих парках — искусственная. И вопрос сейчас, скорее, состоит в том, как сохранить естественную среду, возродить саму русскую деревню — основу русского севера. В общем-то, это вопрос, ответ на который мы пытаемся найти в нашем проекте Anastasis.me «Север».

Очевидно, что возрождение русского севера должно идти по нескольким направлениям сразу: это и решение экономических, социальных и инфраструктурных проблем. И параллельно с этим стоят задачи культурного и духовно-нравственного возрождения русского севера.

Главная ценность русского севера — его православные святыни — церкви и монастыри. Это земля святых подвижников: святых Кирилла, Ферапонта, святителя Игнатия (Брянчанинова), и других. Андрей Муравьёв в 19 веке назвал земли, окружающие Вологду и Белозёрск «Северной Фиваидой», сравнив её, таким образом, с древней Фиваидой — местом поселения раннехристианских монахов-отшельников. К сожалению, сейчас появилось много людей, которые, на фоне востребованности молодым активным населением созидательной идеи, организуют разные нео-языческие секты, проводят псевдорусские фестивали боевых искусств, и тому подобное.

Церковь Василия Блаженного в Чухчерьме, фотография Ивана Землякова

Церковь Василия Блаженного в Чухчерьме. Фотография: Иван Земляков

В нашем журнале мы рассказываем о людях, которые несут здоровые ценности. Например, люди, которые самостоятельно восстанавливают храмы русского севера — проекты «Общее Дело», «Вереница», и другие. В процессе работы они взаимодействуют с местным населением. И это очень важно!

Очень важно не быть безразличным — малыми делами мы можем спасти Россию. Конечно, важна поддержка правительства — благодаря ей появляются такие проекты, как музей «Семёнково» и новая программа «Насон-Город» в Вологде.

Дорогие друзья, приглашаем всех интересующихся историей и культурой России, русского севера,  русского мира, присоединиться к нашему проекту!

Архитектор, основатель и главный редактор проекта Anastasis.me.
http://anastasis.me

Все материалы автора